Об'єднання українських товариств Латвiї   Rotating Header Image

Выставка «Память жизни» всего на три дня приехала с Украины в Ригу

12_vishivka_1Чернобыльская трагедия 1986–го оставила по всему бывшему Союзу «ликвидаторов» — непосредственных участников противостояния человека неукротимой стихии на ЧАЭС. Но они постарались найти в тех событиях то, что свидетельствует о продолжении жизни, ее расцвете и неостановимой творческой силе.

Группа энтузиастов Донетчины организовала музей «Смолоскип» — «Факел», где среди других воссоздана экспозиция самобытных образцов вышивок брошенных сел Чернобыльской зоны отчуждения. Люди с риском для жизни совершали выезды в чернобыльскую зону и ходили по брошенным хатам, где находили во множестве самобытную вышивку украинского Полесья, считавшуюся утраченной. А потом 25 мастериц сделали по этим образцам вышивки, которые привезли в Ригу.

Чернобыльцев и участников военных действий Виктора Тупилко и Анатолия Власенко пригласила в Ригу с выставкой глава Объединения украинских обществ Латвии Людмила Белынцева.

— Согласитесь, несправедливо, когда настоящие Помпеи наших дней — Чернобыль — вспоминается всего один раз в году. А ведь сколько народу погибло, сколько осталось инвалидов, сколько территорий навсегда стали необитаемой зоной! — говорит она.

— Это была самая крупная техногенная катастрофа ХХ века, — говорит Анатолий Власенко. — Вследствие разрушения 4–го энергоблока радиоактивный фон на ЧАЭС достиг 2500 рентген, что превысило природный фон в миллион раз. За пять лет из этой зоны было выселено 180 000 человек, и эта древняя славянская земля обезлюдела. Но у нее была своя древняя история и культура, частицу которой мы постарались сохранить.

— Каждый музей говорит о своих экспозициях «уникальные». Но на мой взгляд и по мнению специалистов, те вещи, которые мы привезли к вам, действительно уникальны. Чернобыльскую трагедию всегда рассматривали только с точки зрения экономических и социальных потерь. Практически никогда не говорили о том, что мы утратили пласт тысячелетней культуры славянского Полесья, — сказал глава Всеукраинской общественной организации «Чернобыль–помощь» и директор музея «Смолоскип» Виктор Тупилко. — У нас есть группа девчат, которым от 55 до 80 лет, настоящих мастеров вышивки со всей Украины, которые, побывав в нашем музее, загорелись идеей восстановить полесские орнаменты. Ведь орнаменты, как и язык, заново создать невозможно.

Мы хлопотали о разрешении посетить зону отчуждения, ходили там по хатам, отыскивая вышитые рушники. Кое–где уже протекали крыши, трава вокруг домов выросла в рост человека. Разыскивали по архивам и людей, которые уехали оттуда и что–то с собой вывезли.

И эти «девчата», которые, вместо того чтобы делать продукцию для ярмарок и продавать ее, представлять свои новые вышивки на разные конкурсы, сделали для нас неоценимую духовную работу. А мы сами не получали никакой помощи ни от спонсоров, ни от государства. Делали все на собственные деньги.

Прежде мы думали, что есть характерные украинские вышивки на Слобожанщине, Буковине, но оказалось, что почти каждое село под Чернобылем и Припятью имело собственные, непохожие на другие образцы вышивок. Такого разнообразия мы даже не ожидали.

Национальный украинский музей Чернобыля просит сейчас нас передать эти работы им. Но мы не торопимся это делать — хотя бы даже потому, что Донецк находится немного дальше от Чернобыля, чем Киев, и они, располагая государственной поддержкой и специалистами, могли бы сделать это раньше и в более полном объеме, чем мы, работавшие на голом энтузиазме.

Наша выставка объехала всю Европу, столицы крупнейших государств и многие города Украины. Все орнаменты описаны, разработаны их схемы и сделаны их семплеры (образцы). Даже вышитая чернобыльская икона Пресвятой Богородицы у нас здесь есть — видите…

В Донецкой области до некоторого времени не было практически ни одной мастерицы, которая вышивала бы мужские сорочки. Женские — да, во множестве. А тут мы восстановили вышивки «Факелов Украины» — Тараса Шевченко (ему вышивала сорочку возлюбленная Катерина), Леси Украинки, Василя Стуса, Олексы Горняка, Олексы Довбуша, Богдана Хмельницкого — всего 18 выдающихся наших земляков.

У нас сегодня 278 Героев Украины, но далеко не с каждым вам захочется хотя бы познакомиться — вы сами знаете, почему.

Удивительно, что серьезные мужчины, прошедшие горнило афганской войны и чернобыльский ад, считают такую экспозицию делом чести и своей жизни! Вот они, названия и образцы искусства исчезнувших сел зоны: села Княжиничи, Ильинцы, Рудня, Термаховка, Староселье, Толстый лес.

Пришли на выставку и латвийские чернобыльцы — Гунар Упманис с женой Инарой.

— В то время я был офицером Советской армии, командиром взвода химиков–разведчиков и дозиметристов, — говорит Гунар. — 1986–й оказался для меня роковым. Меня призвали в Чернобыль сразу, и мне удалось, надеюсь, как специалисту спасти много жизней. Я старался говорить и своим подчиненным, и жителям правду о степени радиоактивного заражения. Конечно, это нам делать запрещалось, но никто и не упрекал и не наказывал, когда я все это доносил до людей. Особенно родителям маленьких детей говорили все откровенно.

Вот, к примеру, когда приехали в деревню Старые Шарны, ужаснулись, что колодцы были не закрыты сверху. Тут же дали им приказ закрыть.

В 2016 году руководители нашей организации латвийских чернобыльцев Верзумниекс и Бруниниекс выпускают книгу, куда будет включен и мой дневник, который я там вел. Он сейчас на 16 компьютерных страницах, с фотографиями. Я провел в Чернобыльской зоне два месяца, с мая по июль 1986–го. Дневник тоже никто не запрещал взять с собой, только советовали не показывать особо. У меня не было больше 24 «официально допустимых» рентген, но у меня осталось внутреннее облучение. Ничего, бодрюсь!

Наталья Лебедева

www.vesti.lv

Ви можете залишити свій коментар: