Об'єднання українських товариств Латвiї   Rotating Header Image

Два зайца в Украинском театре

14_teatr1…Ну слава богу, отыграли премьеру! В Доме Москвы наш Украинский народный театр сыграл уже третий спектакль на своем веку.

Прошла «Наталка Полтавка», «Лесная песня», а нынче — «За двумя зайцами» Михаила Старицкого, еще одна пьеса из классической украинской и мировой литературы.

Этот спектакль, пожалуй, стал самым сложным для нас. Почему? Готовили его долго, с перерывами, больше года вышло всего. Да и образный ряд непростой, и пьеса богатого содержания, много разных тем затрагивается, судьбоносные вопросы нашей жизни поднимаются. Все они и сегодня актуальны — может, даже больше, чем в предыдущие времена.

Интересно и то, что знаю весь процесс изнутри: играю в постановке Секлиту Лемериху — яркий, колоритный персонаж из киевского мещанства начала ХХ века. Пьесу подобрала для нас руководитель нашего театра, режиссер–постановщик, заслуженный учитель Украины и профессиональная актриса Мария Семенова. Только сейчас понимаешь, за какую сложную работу взялась вместе с нами Мария Васильевна!

Нет, мы не сомневались, что все получится. Наверное, многие помнят этот дивный фильм 1961 года, который любят и сейчас у нас показывать по ТВ, — с молодым Олегом Борисовым, Натальей Наум, Николаем Яковченко, Нонной Копержинской и другими актерами–звездами. Я намеренно не пересматривала еще раз фильм, знакомый с детства, чтобы образ Секлиты, созданный великолепной Копержинской, не давил. Хотела создать нечто свое…

Наша пани Мария взяла не все сцены из огромной пьесы, это было бы слишком неподъемно для нас. Но то, что она выбрала, было очень характерным и раскрывало тему. Это же украинский «Мещанин во дворянстве»! Простые люди, накопившие деньжат или получившие какое–то поверхностное «образование», которые хотят представить из себя нечто иное, не то, что они есть на самом деле, — это семья Сирков и цирюльник Свирид Петрович Голохвостый. А Секлита и ее дочка Галя, их окружение, живущее простой естественной жизнью своего сословия, выглядят хранителями морали, устоев, здорового отношения к жизни.

Пани Мария умело распределила роли. Проню Прокоповну, которая три месяца побывала в некоем киевском пансионе на Подоле, но при этом считает себя уже превзошедшей все науки, великолепно играла Диана Анча, которая учится в выпускном классе, выступает как вокалистка и руководит украинским молодежным ансамблем «Веснянка». Дома у девушки тоже приложили руку к трем роскошным нарядам Проньки.

Весь актерский ансамбль был на уровне, и каждый нашел свой ключик к образу. Родителей Проньки играли биолог Татьяна Дудченко и художник Георгий Крутой, их служанку Химку — студентка магистратуры Лидия Васильева. Подружек Проньки — выпускница вуза Кристина Глушко и студентка Аделина Границина. Галю представила студентка Екатерина Тумко, а Голохвостого — инженер Людвиг Брамберг.

Начинали мы тяжело. Народ долго не мог выучить слова и репетировал «с бумажками» — куда там выстраивать мизансцены! Наш режиссер, человек очень деликатный, терпеливо ждала… А за это время подбирала реквизит и создавала костюмы. Дело в том, что у пани Марии дома настоящий этнографический мини–музей, в котором заботливо собраны ею на протяжении жизни старинные народные костюмы, предметы украинского быта, к тому же у нее золотые руки и отличный вкус, она отличная швея!

И вот пока мы — от репетиции до репетиции, на которые собирались по выходным — учили слова, наш режиссер обходила секонд–хенды и лавки театральной одежды, подбирая костюмы. Что–то брала из своей коллекции — цветастые платки, очипок, вышитые верхние и кружевные нижние сорочки, а что–то подгоняла из того, что нашла для каждого из нас в магазинах. Тем более что каждый персонаж переодевается на протяжении спектакля дважды, а то и трижды.

14_teatrКазалось невероятным, но Мария Васильевна в завалах рижских лавок среди одежды прошлых десятилетий нашла даже цилиндр для Голохвостого. А фрак сшила ему сама — из двух подержанных пиджаков. Это просто самоотверженная работа! Муж и двое сыновей стойко переносили швейную мастерскую на дому…

На репетиции в Русском доме пани Мария приносила пироги и мед от собственной пасеки — самодеятельные артисты любили попить чайку в перерывах. И хотя все подошли с полной ответственностью к подготовке спектакля, поначалу казалось, что как–то не очень выходит… Мы с Дианой и Катей Тумко скоро нашли верный тон образов, самыми первыми выучили слова, а другие наши актеры разворачивались медленно, но в конце концов и они заиграли как следует. В какие–то моменты незнание текста раздражало, потому что не было игры — каждый раз снова получалась какая–то читка по ролям. Да и болели наши, и заняты были, пропуская репетиции по уважительным причинам.

Но вот мы с помощью нашего режиссера сообразили, как снять с Прокопа Свиридовича сапог — это была отдельная эпопея, с поиском сапог для него! Придумали, как орудовать корзинкой и нести свадебный хлеб. Долго выбирали подходящую корзинку для моей Секлиты — ее принесла пани Мария, а еще вышитые рушники и скатерти, которые у нас «играли».

Удивительно, но срывы, когда самодеятельные актеры ссорились, плакали и хлопали дверьми, случались редко. В основном молодое, среднее и старшее поколение занятых в пьесе украинцев жили дружно, спрашивая друг у друга совета и показывая уже сделанную актерскую работу. Старшие учили молодых. Как–то даже не сердились друг на друга, а радовались очередной встрече. Правда, во время «разбора костюмов» случались некие рабочие недоразумения, которые тоже, впрочем, разрешались быстро. Кто–то хотел надеть что–то из реквизита другого…

Случались и «актерские капризы». Людвиг (Голохвостый) в нашей с ним сцене никак не решался сказать: «Ну пускай меня побьет Братская Божья Матерь, коли брешу!» Но потом все же осмелел. А Лида Васильева (Химка) ни за что не хотела говорить одну реплику вслед за Катей Тумко (Галей): мол, или я, или она. На следующий день оттаяла.

Но самый большой неприятный сюрприз и потрясение случились недели за две до премьеры: наша Пронька, Диана Анча, сломала кисть правой руки! Ей наложили гипс, но наша самоотверженная актриса, казалось, даже не обратила на него внимания, продолжая репетировать как ни в чем не бывало.

А за день (!) до премьеры Диане сделали операцию под общим наркозом: потребовалось вставить в кисть спицу. Все переживали страшно, самой спокойной, казалось, оставалась сама наша Диана. Правда, пришлось в спешном порядке шить длинные черные и белые печатки — к разным нарядам героини. Это сделали пани Мария и бабушка Дианы.

Конечно, все отрывали время от работы и учебы, занятий по дому и других многочисленных дел, которыми обременен современный человек. Уже перед премьерой таскали с собой на репетиции каждый свой реквизит и костюмы в больших пакетах. Пани Мария приносила то, чего еще не хватало.

Само ощущение сцены, сотворения новой реальности — магическое! Это подтверждают и все наши актеры. Когда уже на походе к премьере надели костюмы, расставили и взяли в руки весь реквизит, часть которого пани Мария извлекла из своей коллекции, поначалу растерялись и сыграли неважно. Вот как влияет «новая реальность» на актерскую работу! А казалось бы, что такого необычного?

Полный зал Дома Москвы рукоплескал от души, и публика долго не расходилась. Благодарили актеров и удивлялись, как самодеятельный театр смог поднять такой материал и, главное, с такой отдачей и мастерством отыграть! Получилось, что убили двух зайцев.

Второй раз премьеру играем в Русском доме (Таллинас, 97), в субботу, 23 марта в 17 часов.

www.vesti.lv

Ви можете залишити свій коментар: