Об'єднання українських товариств Латвiї   Rotating Header Image

Подняться до себя

n190_theatricals_forest_song_od-03_drama_theatreРижский русский театр им. М. Чехова открыл юбилейный, 130-й сезон премьерной постановкой драмы-феерии «Лесная песня» Леси Украинки. На учебный спектакль, в котором играют шестнадцать студентов русского актерского курса Латвийской академии культуры, многие шли со скепсисом, а покидали зал с восторгом.

Новые лица, свежая кровь

Это был эксперимент – начать сезон студенческим спектаклем. Как признается после премьеры директор театра Эдуард Цеховал, на его театральной памяти таких случаев нет, чтобы студенты играли полноценный спектакль на большой сцене. В данном конкретном случае риск действительно стал благородным делом. Эксперимент без всякого сомнения удался. И в этом в первую очередь заслуга постановщиков – художественного руководителя нашего театра Игоря Коняева и его супруги, профессора Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства Елены Черной. Игорь Григорьевич – руководитель актерского курса Рижского русского театра, Елена Игоревна – преподаватель актерского мастерства и сценической речи на этом курсе.

Их постановка «Лесной песни» – это инсценировка эмоционально насыщенного драматического материала языком современного театра. Пьесу «Лесная песня» ставят редко. Ее и на Украине не так много ставили, а спектаклей на русском языке совсем мало. Этот – достойный образец прочтения самобытной поэтической сказки, от которого, несмотря на языческие фольклорные реалии, абсолютно не веет архаикой.

Я бы настоятельно рекомендовала школьникам старших классов и молодежи обязательно успеть его посмотреть. Мое поколение было последним, кому повезло увидеть спектакли Рижского ТЮЗа, закрытого ровно 20 лет назад. Потом, спустя годы откровением стали постановки независимого молодежного театра ОСА (Общества свободных актеров) – далекие от нафталиновой академической традиции. И вот еще один глоток свежего воздуха театралам, ценящим новаторский подход, дал наш старый добрый Русский театр.

На сцене – ни одного знакомого (надеюсь, пока) лица. И в этом прелесть экспериментальной постановки. Это их, студентов, спектакль. Он для них, и трудно в нем представить штатных актеров. Фактор полной новизны сближает «Лесную песню» с гастрольными спектаклями, которые привозят в Ригу в рамках «Золотой маски» в Латвии». Но, честно скажу, он затмевает многие из них.

Это работа студентов третьего курса. Поколение двадцатилетних жадно и рьяно взялось за работу, и в том, что получилось, видно желание ребят достичь высот профессионального мастерства. Громкая получилась заявка на место в Русском театре. Уже сейчас они работают так, что вполне могут играть в репертуарных спектаклях. «Детям», как их называют в этом доме на ул. Калькю, по плечу и возрастные роли. Как убедительно Игорь Назаренко играет престарелого дядю Льва, а Анастасия Джорджевич – мать Лукаша! С ходу покоряет своей игрой Яна Лисова, которая в одном составе изображает вдовушку Килину на выданье, в другом – мать Лукаша. Постановщикам удалось подготовить два актерских состава для шести действующих лиц. Всего же их у автора – тринадцать центральных и четыре второстепенных, групповых: Злыдни, Потерчата, Русалки, Деревья.

Школа чувств

Игорь Коняев и Елена Черная сознательно выбирали пьесу, на которой студенты могли бы учиться, и «Лесная песня» оказалась кладезем для актерских находок. На этом материале молодежь постигала актерское мастерство всеобъемлюще: пластику движения (в данном случае в ткань спектакля вплетены элементы хореографии, циркового искусства и даже восточных единоборств), речь (индивидуальную и коллективную), вокал и умение создать драматический образ, в который поверит зритель.

Нужно было пронести через сердце пьесу, написанную сто лет назад. Задача осложнялась тем, что она преисполнена фантастических персонажей из украинского фольклора: обитателей леса и водоемов, пугающих человека своей загадочностью и непредсказуемостью. Коварный соблазнитель Перелесник, являющийся то красавцем парнем, то легким ветром, то ярким пламенем, – не роль, а подарок для Дмитрия Голаско. Трактовка этого образа заслуживает особой похвалы. Он летает по сцене благодаря хорошо знакомым молодежи кроссовкам с колесиками. Его одежды воздушны и прозрачны и меняются в соответствии со временем года: голубая рубаха поздней весной, желтая – в разгар страды, красная – осенью.

Главные герои: хлопец Лукаш, в начале пьесы еще не познавший радостей любви, а в конце – сломленный этим чувством, и Мавка – родственница лешего, лесная русалка, которая сначала бежит за окрыляющей любовью, потом – от мук любви и рабства, в которое та затягивает, как в омут. И Ивану Клочко, и Яне Хербсте удалось сыграть на сцене трагедию возвышенной души, которую Леся Украинка воплотила в форме волшебной сказки. И сделать это не наигранно. По ходу спектакля невольно ловила себя на мысли, что ценность «Лесной песни» – в поэтизации любви и философском постижении ее непостоянства. Диалоги и ситуации, если снять с них фольклорную упаковку, вполне современны. Первое чувство, как «в душу звезда упала», страсть и отсутствие разума, отрицание общепринятых устоев, затем перенасыщение и охлаждение у одного и навязчивая привязанность и страдания у другого и, как следствие, крах идеалов и незаживающая душевная рана. Знакомый сценарий? Счастлив тот, кто не пережил такой трагедии. Только много ли их?

Учиться играючи

Можно поздравить и постановочную команду, и актеров за общий порыв вдохновения сродни тому, какой был у самой Леси Украинки, за два года до смерти всего за десять дней написавшей прославившее ее произведение. Красивую сказку с печальным концом. О любви-муке и любви-спасении. О том, как сложно подняться до себя – открыть в себе все лучшее благодаря любви. Все как в жизни.

Трепет чувств, от взлета к звездам до низвержения в болото – очень тонкий, эфемерный материал, и слепить из него спектакль, сохранив при этом поэтичность повествования на протяжении двух с половиной часов – задача сложная. Но выполнимая, если за эту берутся, с одной стороны, опытные мастера, с другой – молодежь, открытая к поискам себя. На сцене и в жизни. Энергия молодости исключительна по силе влияния на зрителя. Ради этого, собственно, Коняев и Цеховал затеяли этот эксперимент.

– Два года над моей головой я слышал топот и крики. Это такое счастье! Я понимал, что там, над моим кабинетом, творится будущее театра, – обратится Эдуард Ильич к молодым актерам после того, как смолкнут оглушительные овации их первых зрителей.

– Еще пару лет назад вы были никакие, теперь вы готовы к работе. Сегодня вы в первый раз почувствовали дыхание зала и что такое рижский зритель. Хочу, чтобы ваша молодая красивая команда со временем полноправно вошла на эту сцену. Ваш первый выход был совершенно закономерным и оправданным.

Вот и Елена Игоревна искренне желает ребятам обрести в этом театре свою судьбу:

– Два года назад мы не знали, куда идем, получится ли? Это было чистое воспитание, сопереживание. За это время было много пережито. Путь, который идешь рядом с ними, не преисполнен блеска, но безумно хочется совершенства в каждом из них.

Спасибо за катарсис

Нельзя не отметить замечательную сценографию Елены Олейник, так же как чета режиссеров-постановщиков, постигавшей театральное искусство в городе на Неве. Очень перспективный художник-постановщик. В России она была номинирована на «Золотую маску» за дебют в репертуарном театре (Музыкальном театре Республики Карелия). В Рижском русском театре Елена оформила спектакль Игоря Коняева «Не все коту масленица». Эта ее работа – дань минималистскому стилю. Но как все вышло органично: и канаты с качелями (деревья), и эластичное полотно (поверхность воды), и ленты из полимерных материалов на заднике сцены. Вкупе с профессиональным светом, оттеняющим светлые и трагические моменты (работа Дениса Солнцева) и музыкальным оформлением, сочетающим звуки свирели и украинской народной песни о любви (работа Артура Трукшса, Кирилла Зайцева и Максима Бусела) все это превращает инсценировку пьесы в настоящую феерию, как того и требует жанр, обозначенный автором.

Еще при жизни Леся Украинка очень волновалась по поводу попыток поставить ее «Лесную песню» – боялась перемены мечты в бутафорию. Здесь этого не случилось. Современная картинка на сцене нисколько не противоречит фольклорному содержанию. Не заслоняет его, а служит фоном, усиливающим, нагнетающим зрительские эмоции. Под занавес с видеоизображением зыбкой субстанции – вода ли это, любовь или жизнь человеческая – невольно вспоминаешь про катарсис, непременный элемент греческой трагедии с ее облагораживающим эффектом от потрясения, полученного на сцене. Спектакль трогает, западает в душу, запоминается.

Очень бы хотелось, чтобы уважаемый директор театра если не включил «Лесную песню» в репертуар, то хотя бы увеличил количество спектаклей. Жаль, если не все успеют посмотреть. Сомневающимся, идти или нет, скажу: срочно в кассу!

По материалам  www.chas.lv

Ви можете залишити свій коментар: